Рабовладелец

Солнце еще только начало свой путь по небосклону ,а мистер Вайт уже был в седле. Он ждал этого дня долгих три года, с тех самых пор,когда впервые проснулся в мокрых панталонах от юношеских поллюций.
Предметов вожделения белого господина была Кончита, молодая темнокожая кухарка.
Было счастьем своровать ее холщовую рубашку, приготовленную для стирки ,и вдыхая кисловато-пряный запах молодой женщины, дрочить свой еще неокрепший член.Рубашку,пропитанную семенем,он прятал в комоде,под портретом матери,покинувшей его в раннем детстве.
Вайт скакал в седле, и переполненные спермой его яички мечтали об огромных, словно, дыни черных грудях ,похожей на кресло ,заднице.
Вчера ,кухарка была сослана на дальние плантации ,за переселенный бульон, а сегодня отце торжественно вручил мистеру Вайту, револьвер с патронами, и черную плетку семихвостку.
Кончита была в поле, надсмотрщик привел ее к молодому хозяину, и пряча улыбку, в темной бороде, оставил женщину и молодого хозяина одних.
-Тут вроде речка ,недалеко?- спросил юноша.
-Да, масса Вайт.
-Веди.
Идти оказалось недалеко, хозяин привязал коня пастись, и вытащил из-за пояса оружие.
- Вставая на колени черная дрянь, если хочешь еще увидеть своего маленького сына, то будешь делать ,то что я хочу.
-Да, хозяин,- и кухарка опустилась на колени.
Покорность желанной женщины, не тронула никаких струн его души, он засунув револьвер обратно, деловито нырнул руками под рубашку рабыни и вытащил ее тяжелые ,налитые груди.
Эбонитовые, с почти фиолетовыми сосками, сиськи с капельками пота, стекающего по шее.подросток почувствовал, как в штанах у него ожил маленький вайт.
Он расстегнул пуговицы, и выпустил его на свободу.
Вздыбленный член ,с розовой головкой,был не мал для столь юного джентльмена.
Без предисловий зажав коленями груди кухарки, Вайт нырнул членом прямо между них. Там было горячо и влажно, он начал скользить снизу вверх, тереться о гладкую нежную кожу. Было не очень удобно, и он приказал рабыне самой сжать, как можно сильнее свои сиськи. Так дело пошло быстрее ,и он кончил. Матовая сперма, была густой словно сметана, она блестела на черной коже.
Хоть Вайт и кончил, но что-то мешало ему почувствовать облегчение.
Покорность этой черной твари, вызвало смутные желание причинить боль. Может это принесет облегчение?
И тогда он схватив соски пальцами, стал дергать, наподобие ,кАк хозяин доит корову. Все сильнее и сильнее. Грудь была тяжелой, упругой, чтобы растянуть е требовалось немало усилий. Шершавые соски набухали, Кончита, уже не сдерживая себя, застонала. Вайт ускорил темп ,все быстрее и быстрее ,и когда кухарка издала пронзительный, звериный крик, что-то в мозгу словно щелкнуло. Вайт отпустил соски, вожделение было удовлетворено.
Чернокожая рабыня, в изнеможении упала на песок ,под ней было небольшое мокрое пятно, и юноша ощутил, как го орудие снова напряглось. Но, нет, не для соития, он помочился прямо на этот кружок страсти ,и заправив брюки, пошел к ручью умыться.