» » Эпидемиус. Часть 12: Предел достигнут

Эпидемиус. Часть 12: Предел достигнут

Через день после группового изнасилования Диана попыталась сбежать.

Перед этим, сдержав свое обещание, Макс и Ленка дали ей передышку и закрыли в одной из студийных комнат, больше напоминавшей номер отеля, где оставили девушку, даже не пристегивая к кровати. Отлежавшись денек, она спряталась за дверью перед приходом Ленки, огрела ее оторванной спинкой от кровати по голове и выбежала, предусмотрительно закрыв дверь на ключ, который Лена оставляла с другой стороны двери.

До выхода она добралась без проблем и ушла бы на волю, если бы в это время из хозпомещений во дворе не вышел Макс, традиционно копавшийся с запасами провизии и прочего добра. Увидев его, Диана что есть сил побежала к воротам, но так как они были закрыты и с замком разбираться было некогда, то она попыталась перелезть через забор, но сорвалась и упала. Явно не в ее состоянии следовало выполнять такие фортеля, ведь даже бегала бедняжка в раскоряку — настолько беспокоили ее порванные дырки, а уж перелезать через забор... А тут и Макс подоспел.

Съездив ей пару раз ботинком по ребрам и вырубив смачным ударом кулака в затылок, он поднял ее и, закинув на плечо, потащил обратно.

Будто в лотерею выиграл


Он понимал, что просто так она не смогла бы сбежать, а потому теперь молил высшие силы, чтобы Ленка была жива. Опасения были напрасны — боевая подруга уже пришла в себя и, грязно матерясь, стучала в дверь.

Увидев Макса с пойманной жертвой, Ленка нахлестала пощечин бездыханной Диане, дважды заехала ей кулаком в живот и потащила ее за волосы в одну из комнат — эдакий каземат беспощадного садиста со всем необходимым реквизитом. Макс спокойно слушал мат своей подруги, радуясь, что она жива, но не испытывая никаких обид на Диану. Осознание того, что они с Ленкой прошли по краю, не отпускало его — если бы Диана нашла хотя бы нож, то имела полное моральное право их порешить, не глядя. Или хотя бы добить Ленку во время побега.

Диана была реально безобидной девчонкой, не желавшей зла даже своим мучителям, и это часто заставляло остатки совести Макса немного переживать — может быть, девушку не стоило столь жестко включать в свое «меню»? Ведь можно было все сделать мягче, приучая к доминированию через принудительные оргазмы и осознание безвыходности, а не издеваться над ней по полной.

В комнате Макс и Ленка распластали жертву на животе по пыточному столу, начав фиксацию девицы в коленно-локтевой позиции.

— Включай долбилку. Щас ей достанется! — пыхтела Ленка, ворочая бездыханное тело Дианы.

Пока Ленка привязывала находившуюся в полуобморочном состоянии Диану, Макс настроил и подвел к ее отверстиям балку с фаллосами от секс-машины. Здоровенный бугристый от округлых шипов самотык длиною не менее 20 сантиметров был приставлен к ее заднице, а больший по размерам собрат — к влагалищу.

Выставив интенсивность в 120 фрикций в минуту, Макс врубил устройство, скупо брызнув спреем-смазкой на члены и на дырки девицы. Первым начал свое движение анальный фаллос, нырнувший без труда с раздолбанную попку бедной Дианы. Следом погрузился во влагалище и второй член. Диана лишь болезненно дернулась и не издала ни звука, все еще отходя от избиения. Фаллосы не только умели активно вибрировать, но и весьма чувствительно били током при активации соответствующего режима.

— Б*я, голова болит. Тварь такая! Я ее задрочу тут до смерти, паскудину! — шипела Ленка. — Сколько ты поставил?

— 120, — Макс показал пульт.

— Чего?! Ты е**нулся?! Ставь максимум! Пусть хоть подыхает на членах! И ток включи, и вибрацию на максимум. Пусть корчится! Тварь! Скотина!! — Ленка буквально брызгала слюной, с ненавистью глядя на бедную жертву.

Макс замешкался, но все жеактивировал все «радости», а «вертушку» поднял лишь до отметки 300 и добавив еще смазки. Максимальная скорость была 400. 400 фрикций в минуту на обе направляющих. То есть 8 движений в секунду, из них 4 — в анус, а 4 — во влагалище. В таком темпе жертвы Кабана, как рассказывала Ленка, выдерживали минут 7—10 максимум, а потом теряли сознание, дергаясь как при эпилепсии, болезненных оргазмов и непроизвольно испражняясь изо всех отверстий, если было чем. Досталось и тому несчастному парню-пленнику, который даже без сознания умудрился излиться простатой целых два раза от уничтожающего его жопу самотыка. Рассказывавшая об этом Ленка хищно скалилась, открыто натирая промежность. Макс ее даже опасался из-за явной доминантой наклонности и боялся проснуться привязанным и с чем-нибудь в заднице. По пьяни она уже не раз пыталась к нему туда забраться.

— Пошли, надо голову обработать. Через часок вернемся, зададим этой тварюге полный фарш! — Ленка с силой шлепнула по заднице Диану и пошла к выходу.

Внутренняя сумятица

Ленке повезло. Приличная шишка чуть выше уха и пара ссадин от выступа на спинке. Удар пришелся плашмя в левую часть головы, по уху и чуть выше, из-за чего Ленка потеряла сознание буквально секунд на 10 и скорее была оглушена, чем вырублена. Но нельзя было исключать еще и небольшое сотрясение. Радовало, что ее не качало, не штормило, пальцем до кончика носа она с закрытыми глазами легко попадала и координация была в норме.

Макс промыл ссадины перекисью водорода, а теперь обмазывал их йодом. Ленка шипела от боли и постоянно что-то говорила, ругалась и предлагала расправиться с этой обнаглевшей девахой сегодня же и самым жестоким способом.

— Лен, надо завязывать. Засунуть ее в броневик, вывезти километров за 100—150 от города и выкинуть в лес с банкой консервов и бутылкой воды. Выживет — молодец, а может еще кто-то поймает и сделает с ней, что душе угодно. В следующий раз она нас замочит и правильно сделает, всему есть предел! — Макс пытался достучаться до здравого рассудка подруги. — Осуждать я ее не могу, и тебе не советую — радуйся, что ты жива.

— Что?! — Ленка сверкнула глазами. — Сдулся, герой-насильник? Шлюшку пожалел? Совесть взыграла?!

Макс изумленно поднял брови. Ленка опять пыталась им командовать, что ему очень не нравилось.

— Полегче на поворотах! А что ты предлагаешь? Продолжать ее трахать, рискуя сдохнуть от ее рук?

— Ну, езжай, вывози. Готов проехать 100 км. по мертвой дороге? Думаешь тебя броневик этот спасет? Да на нем написано «Убей меня!». И тебя быстрее там грохнут, чем эта клуша нас. Ты даже на 5 км. от города не отъезжал ни разу!

— Все можно предусмотреть. Выходить я из него не буду, а обычное ручное оружие его не возьмет. Не думаю, что встречу хулиганов с гранатометом, — Макс хмыкнул.

— Броневики же встретили! Да и кто мешает ей вернуться и подловить тебя на очередной вылазке? Значит так! Следующего раза у нее не будет. Будет сидеть на цепи и теперь никакой жалости. Не захотела по-хорошему, значит — будем решать по-плохому! — Ленка ощупывала шишку на голове. — Ты там как-то хотел двойной фистинг бутылками от шампанского попробовать? Вот сегодня и попробуем! Вдвоем! Возьмем шампанское и порвем ей дырки в мясо!

Макс с удивлением смотрел на Ленку. Видимо удар по голове не прошел бесследно или же обида за нападение застилала ей весь здравый рассудок.

— Слышь, ты чего разоралась? Она ведь реально ни в чем не виновата. Шутки-шутками, но мы же не убийцы — калечить ее или убивать. Потрахать, помучить — куда ни шло. И так садизм уже по полной... Но дальше — это беспредел какой-то!

— Да-а-а-а? Какой приличный мальчик! А что же у тебя х*й стоит как камень, когда на эти темы разговариваем? Когда я тебе рассказывала про девку, которая себя самотыком насквозь порвала и кончилась — ты чуть меня не затрахал досмерти. А как меня сношал, когда я ее двумя руками месила окровавленными? А самому такое сделать, а? — Ленка снисходительно смотрела на приятеля. — Ты конченый Макс, только боишься признаться и перейти уже эту черту. Перейди ее и будет легче. Слабо?

— Было бы не слабо, тебя бы тут не было, дура! — начал заводиться Макс. — Кончил бы при первой встрече, а не до оргазмов доводил. Я люблю принуждение, да. Насилие. Подчинение. Но не мясо!

— В меня ты влюбился, дурачок! — усмехнулась Ленка. — А эта овца тебя пристрелить грозилась и обокрасть хотела. Сегодня меня чуть не убила. И в следующий раз она уже не ошибется. Мир изменился, законы стали другие. А ты все живешь, будто за тобой полиция придет вот-вот и накажет за твои проделки. Не придет никто к тебе. Все сдохли уже... Ты сам себе хозяин и своим поступкам.

— Пойми ты, убивать я ее не хочу! А издеваться сильно над ней уже нельзя — вот так вот вырвется и порешит нас с тобой, понимаешь?

— Я насмотрелась на жертв издевательств, самых разных. Чем дальше истязательства и чем они жестче — тем меньше сопротивления! Если правильно все сделать — через пару недель получим сломленную и покорнейшую рабыню с пустотой в глазах, которая только стонать и кончать будет. И все! Я такое видела! И даже помогала так делать! Верь мне... — Ленка похлопала глазками, будто выпрашивала деньги на ногти, а не свободу в пытках. — Давай просто попробуем!

— Может ты и права, — сказал Макс, хоть его и глубоко задели ее слова про «слабо». — Давай выпьем немного, стресс снять.

0.7 виски и полтора часа душевных разговоров сгладили возникшие противоречия. Макс убедил Ленку, что калечить девушку точно не стоит, но вот проучить девицу и впрямь надо. Реально жестко, чтобы отбить даже малейшие мысли о побеге впредь. Ленка порывалась пойти это сделать прямо сейчас, поигрывая толстой бутылкой Лоусона, но едва стояла на ногах. Пока Макс ходил за очередной партией колы — она отрубилась.

И тут Макс вспомнил про Диану. Да она там уже кончилась наверное от секс-машины! Почти бегом он рванул в подвал, опасаясь увидеть остывающее тело.

Истязание на грани


Диана лежала без чувств в той же позиции, в какой ее пристегнула зловещая парочка. Да и не смогла бы она никуда деться — ремни давали ей возможность лишь выгибаться и чуть-чуть дергаться.

Секс-машина автоматически перешла в щадящий режим на небольшую скорость — видимо, в нее была встроена защита во избежание летальных исходов для всяческих любителей самоистязания. Но и этого было достаточно — вся внутренняя поверхность бедер Дианы блестела от влаги, а по столу растекалась огромная розоватая лужа, залившая и пол. Каждые 5—6 движений фаллосов из нее вытекала пара капелек жидкости — то ли остатки собственной смазки, то ли моча.

Макс нацепил кепку с экшен-камерой, остановил машину, вынул фаллосы. Увиденное, да еще и на задурманенную алкоголем голову, возбудило его — ни влагалище, ни анус не закрывались, а внутри девицы можно было рассмотреть все ее внутреннее строение. В глубине влагалища плескалась какая-то жидкость, в чем Макс убедился, без труда просунув руку целиком в письку девушке.

Пошевелив пальцами, он нащупал что-то твердое, выступ. Маточка! Надавив пальцем, он проник внутрь самого сокровенного, на что тело Дианы отреагировало слабой судорогой и конвульсиями.

— Ага, нравится... — прошептал Макс, чувствуя бешеное возбуждение и желание еще больше доставить страданий ни в чем неповинной девице. — А так?

Макс вошел в матку двумя пальцами и осторожно развел их в разные стороны. Здесь уже девушка очнулась от боли и протяженно завыла, слабо дергаясь. К действиям Макса прибавилась боль в растертом влагалище, распираемом рукой, и она лишь подвывала каким-то животным голосом, не понимая, что в данный момент происходит.

— А если так?

Вторая рука Макса полезла ей в анус. Сложив ее лодочкой, он начал погружать ее в растерзанный туннель, позабыв о смазке. Ленка уже неоднократно фистинговала девицу в обе дырки, Серегина компания отыгралась на ее влагалище кулаками по полной, а вот Макс еще ничего такого не успел попробовать.

Диана мелко задрожала и напряглась всем телом, на что анус отозвался едва заметной пульсацией — мышцы сфинктера из-за долгой долбежки секс-машиной были полностью непригодны для сопротивления. Возбужденно посапывая, Максим начал двигать руками в ее растянутых отверстиях, не забывая каждые 2—3 фрикции проникать пальцем в матку, что вызывало слабые рывки Дианы и какие-то гортанные хрипы.

В такие моменты остатки рассудка пытались оставить Макса. Ленка была права — в какой-то момент он мог выключить все свои тормоза и тогда... все!

Сейчас ему хотелось без малейшего сожаления «месить» девку как боксерскую грушу, наслаждаясь достаточно тесными для руки дырками и ожидая первые кровавые разводы.

Потеряв контроль, Максим сжал руку в кулак в заднице Дианы и с силой ткнул кулаком куда-то в глубину, вожделенно ощущая упругость кишки и ее мягкое сопротивление. Черт побери, ведь он первый раз в жизни полноценно фистингует девку в жопу! Еще толчок. Еще. Во влагалище рука с силой месила матку, палец он больше в нее не вставлял. Как же податливо и упруго внутри, а если с еще большей силой... Диана дергалась сквозь полубессознательное состояние и сдавленно то подвывала, то хрипела, явно закусив губу или язык.

Макс вдруг встрепенулся, и замотал головой. Черт. Нет, хватит! Он вынул руки из девки. Обе были слегка окровавлены, а на руке из попки имелись следы кое-чего помимо крови.

— Фу, свинья! Кажется, ты забыла, о чем я тебя предупреждал! — Макс окончательно разозлился и схватил за волосы девушку, сунув ей пальцы в рот. — Это что такое?! Что это?!

Диана почти не реагировала, лишь пускала слюни с вздрагивала, пытаясь что-то то ли сказать, то ли просто издавая нечленораздельные звуки.

— Скотина грязная! — отвесив сочную оплеуху, Макс вышел вымыть руки и вскоре вернулся.

Мысль с фистингом оставила его, а больная фантазия подсунула еще более изощренную идею. Следующие 15 минут он конструировал новое пыточное орудие — туалетный ершик, вставленный в шуруповерт. Диана в это время пришла в себя и всхлипывала, еще не видя, что ее ожидает.

— Сейчас тебя ждет это. Выбирай сама — какую из своих рваных и грязных дырок хочешь почистить? — зловеще прошептал Макс, поднеся страшную конструкцию к ее лицу.

Девушка задергалась изо всех небольших сил, заизвивалась и начала умолять.

— Пожалуйста!!! Не этим!! Ты меня убьешь, не надо!! Прости! Прости!! Что хочешь, сделаю, но только не этим!

— Заткнись! — Макс отвесил смачный шлепок по заднице. — Тебе предложили вариант пожить нормально, ты решила, что умнее всех? Зачем ты сбежала?

— Прости! Прости!!! Прости-и-и-и! — как заведенная скулила Диана. — Я боялась, что это повторится! С вами лучше было чем с теми мужиками. Если бы не они я бы не сбежала! Мне было страшно!! Пожалуйста, прости!!

— Ты плохо поняла?! Эта штука будет в тебе! На небольших оборотах, но будет! А может и на больших, если понравится! Ты можешь только выбрать, куда я ее тебе засажу, — Макс погладил ее пальцем по щеке. — Обещаю, учту твое мнение и вторую дырку не трону. У тебя там обе как ракетные шахты, так что решай сама!

— Ыыы... Не надо... — мольбы Дианы перешли в сдавленный вой. — Прошу!!

— Ок, тогда в обе вы*бу, как хочешь! — Макс отошел от Дианы, демонстративно пожужжав дрелью, как вдруг она снова задергалась и завизжала. — Цыц, я сказал!

— Лучше руками меня отфистингуйте, хозяин! Трахните кулаком мои распутные дырки! Выдолбите мою матку и кишки кулаком, как минуту назад! Пожалуйста! — внезапно прохрипела Диана. — Но только не этим!

— Ого, послушная какая, — удивился Макс. — Кулаком тоже будет, но попозже. Сейчас я хочу так. Последний раз спрашиваю!! Твой выбор?

— В пи*ду... — едва слышно просипела Диана, давясь слезами и соплями.

— Не слышу?!

— Выеб*и этой штукой мою пи*ду!!! — хрипло заорала девушка и завыла, давясь слезами, на что Макс громко

расхохотался и демонстративно пожужжал дрелью. Ершик вращался ровно, без малейших отклонений.

Во влагалище девушки отправилось полтюбика охлаждающей смазки с анестетиком. Вторая половина — на ершик. Макс медленно провел по нему рукой, равномерно вдавливая ее между жесткими ворсинками и смакуя, как они играют в руке. Его опьяненное сознание представляло, что будет у девушки «там», когда эта штука войдет внутрь.

— Сейчас ты познаешь, что такое боль, — пафосно прошипел он и приставил ершик к влагалищу.

Сперва он думал, что он войдет туда легко, но ошибся — диаметр ершика составлял сантиметров 8—9, а вот дырка Дианы в раскрытом виде была не больше 5—6 сантиметров на глаз. Ну да ладно, растянется!

Включив дрель на первой скорости, он начал погружать ершик во влагалище, как тут же подвал огласили истошные крики девушки. Через минуту ершик вошел весь и Макс увеличил скорость вдвое.

Диана мелко тряслась, дергала бедрами, выгибалась и непрерывно выла. Можно было лишь догадываться, какую боль ей причинял этот адский инструмент.

Но Макс все же не был зверем — для экзекуции он взял не совсем обычный ершик, который давно приметил в столе с «реквизитом». Специфическая по оформлению бирка говорила о том, что это секс-игрушка, реквизит для съемок, а не бытовой инструмент. Поэтому щетина была на порядок мягче, будто силиконовая и серьезно поранить ей было нельзя. А вот растереть до крови на скорости оборотов так в 300—400/в минуту очень даже можно!

Макс увеличил скорость до 3 отметки из 6. Диана забилась, как от припадка, из конвульсивно сжавшегося ануса ливанула вязкая розовато-коричневая жидкость, которая попала сразу же во влагалище и была щедро размазана ершиком внутри.

— Фу, грязная свинья! Ты когда клизму ставила, сука? — сказал Макс, заворожено глядя на месящий нижнюю дырку инструмент. — Ты помнишь, что я тебе говорил про противогаз в жопу?! Вот за побег и грязную сраку его тоже получишь!

— Уи... нгмх... боль... аааай... Ыыыы, — Диана билась в судорогах, издавая невнятные звуки и явно не воспринимая новых угроз Макса.

Макс потянул дрель на себя, сбавив скорость, и как только показалась задняя часть ершика — с ворсинок полетели почти красные капли. Все-таки растер!

Мучитель резко выдернул инструмент и Диана, как-то сдавленно вскрикнув, обмякла без сил, брызнув содержимым влагалища и немного — из ануса. Тут же мучитель вернул страшное устройство внутрь девушки, не снижая оборотов и грубо упер его во что-то внутри. Диана из последних сил заорала тоскливым, жутким голосом и обмякла.

Через полминуты Макс остановил дрель и резко выдернул ершик из влагалища, еще немного окропив кровью

— Понравилось, сучка? — Макс взял ее за пышную гриву волос и заглянул в закатившиеся заплаканные глаза.

Диана не ответила, а тонкая струйка смешанной с кровью слюны по щеке добавила остроты ощущений. Видимо, прикусила язык или губу от боли. Макс же, положив на стол дрель, начал спускать штаны. Стоп, резинка. После левых мужиков соваться не хотелось.

Ему хватило два десятка резких движений в раздолбаном анусе, чтобы кончить, и ни на одну фрикцию Диана не среагировала — телепалась всем телом как кукла и все. Сняв презерватив, Макс выдавил его содержимое между ягодиц и засунул его в анус.

— Але? Живая? — Макс попытался достучаться до сознания жертвы и почти успешно — Диана застонала и заворочалась, возвращаясь в сознание.

— Очухалась? — зло буркнул Макс и влепил ей пощечину. Диана с писком ударилась подбородком об стол. — Еще раз попытаешься сбежать или тронешь Ленку хоть пальцем — тебе хана. Будешь молить о пощаде, но ее не будет! Я понятно объяснил сегодня?!

— Д-д-даа, простите! Простите меня!! Я не хотела ее бить!! — плакала Диана. — Накажите меня завтра еще раз, но сегодня хватит!!

— Ну, почти уже финальная стадия. 20 ударов для закрепления урока. Расслабься и получай удовольствие... — Макс злобно усмехнулся и, взяв лежавшую на столике плетку, взмахнул...

— Нет, пожалуйста, а-а-а-а!! — крик рикошетил от бетонного потолка, переходя в хрип...

Пока жива...

— Будешь теперь сидеть в этих кандалах, скотина! — Макс защелкивал тяжелые металлические оковы на ногах у Дианы. Цепь от них тянулась к вмурованному в стену штырю. — Еще одно неподчинение или попытка побега — получишь 100 ударов плеткой. А когда очнешься после порки — буду драть ершиком на дрелив обе дырки по очереди! На максимальной скорости! Пока кровь не потечет потоком! Ты поняла?!


Грязное, исполосованное плеткой тело Дианы дрожало, а из влагалища и ануса продолжали капать выделения и кровь.

— Да, мой господин! — Диана всхлипывала, трясясь всем телом.

— Но это от меня. За твой побег еще с тобой Госпожа поквитается, а она будет жестче в разы. Ну и я за грязную жопу помогу. Ты должна уяснить — малейшее неподчинение увеличит твои страдания! Может кончать от боли, а можешь хотеть сдохнуть от нее же — выбирать тебе!

Не прерывая монолог, Макс в это время опрыскивал объемную пробку сантиметров 8 в диаметре анестетиком.

— А это чтобы не скучала и пол не замарала, — Макс развел ее ноги и с силой засунул ей в истерзанное влагалище здоровенную пробку. — И попробуй только вынуть ее надолго — я тебе ногой матку отпрессую! Спрей оставляю, можешь ее доставать и брызгать каждые полчаса — легче будет. Помни мою доброту!

Вторая пробка, поменьше, отправилась в ее задницу и так же после обработки препаратом.

Диана сдавленно стонала, упершись руками в кровать сводила бедра туда-сюда, пытаясь совладать с распирающей болью в исцарапанной ершиком вагине и растянутом анусе.

Макс постоял, посмотрел на нее и, погладив снова вставший член, вышел. Диана упала лицом в кровать и, сползая коленями на пол, широко расставила дрожащие ноги. Все ее тело сотрясалось, а сама она залилась слезами.

Ленка проснулась через полтора часа, пожаловалась на головную боль и ушла спать дальше.

Утром Макс проведал Диану, которая спала беспокойным сном, нервно вздрагивая от малейшего шороха. Она тут же проснулась, но виду не подала. Все-таки из влагалища пробку она вынула и, видимо благодаря спрею, дырочка выглядела уже более-менее прилично, хоть и была сильно опухшая и покрасневшая. Ладно, пусть живет.

А вот в заднице пробка сидела крепко и когда Макс выдернул ее, то Диана дернулась и сдавленно завыла, попытавшись отстраниться.

— Тш-ш-ш. — Он снова опрыскал ее спреем и медленно, но уверенно засунул обратно. — Отдохни чуть-чуть. Вот мазь еще.

Оставив еду и воду, Макс вышел и пошел готовить завтрак. Ленка на правах побитой сегодня спала дольше обычного. Скоро она проснется и Диану ждет настоящий ад. Максу было откровенно жалко девчушку и чтобы поддержать Ленку — ему срочно необходимо было нажраться...


Автор: Лиловый Тентакль

Похожие порно рассказы


порно рассказы по тегам